Нет  жизни  без  судьбы ( продолжение проекта о репрессированных)

 

Весь трагизм происходящего в стране в годы репрессий легче понять и осознать через судьбу конкретного человека и его семьи.  В фондах Красноуфимского краеведческого музея хранятся документы и воспоминания  Горелова Петра Дмитриевича (1892-1966 г.г.), которые передали  его   дочери :   Нина  Петровна  Горелова  и   Мальцева (Горелова) Алевтина Петровна.

Родом Петр Дмитриевич из Осинского уезда Пермской губернии. Во время первой русской революции состоял членом социал-демократического кружка. Октябрьскую революцию встретил в Красноуфимске. В 1918 году вступил во 2-ой Красноуфимский полк, а с ноября 1919 по март 1920 года был военно-политическим комиссаром 30-го конного полка 30-ой стрелковой дивизии. В тот период указанный полк вместе с другими частями Красной Армии участвовал  в  боях  против  белогвардейских  войск.    Участие Горелова П.Д. подтверждает справка от 13.03.1959 г. за подписью Маршала Советского Союза К.Рокоссовского.

В 1922 году коммунист Горелов П.Д. по путёвке политуправления РККА направляется на  Дальний  Восток  инструктором  политотдела   1-ой  Забайкальской стрелковой дивизии. В октябре 1925 года, после освобождения Владивостока, Горелов П.Д. назначается помощником Приморского губернского военного комиссара и начальником политического секретариата.

В 1926 году Петр Дмитриевич был демобилизован из армии и возвратился а Красноуфимск. Он становится организатором сельхозкоммуны и избирается секретарём партячейки и членом Совета колхозов.

По профессии Петр Дмитриевич был специалистом по ведению финансовых операций. В 30-ые годы работал бухгалтером Красноуфимского Заготзерно.

В сентябре 1938 года Петр Дмитриевич был отдан под суд за то, что свято, не таясь, хранил револьвер системы «Смит и Вессон», не взятый органами ГПУ и милиции, когда в 1929 году он хотел его сдать. Это, вышедшее из рабочего состояния музейное оружие, он продолжал хранить как боевую реликвию острого периода гражданской войны.

По воспоминаниям Петра Дмитриевича следствие началось с ночного обыска по ордеру Красноуфимского прокурора и ареста на глазах жены

Евдокии Алексеевны и пятерых заливающихся плачем детей. После грубого допроса Горелов П.Д. был объявлен врагом народа как неразоружившийся эсер, исключён из партии и осуждён за хранение револьвера. Из воспоминаний Петра Дмитриевича: «Измотанного, безразличного ко всему происходящему, вызывали всякий раз к следователю, чтобы опять начать допрос и склонять меня к признанию того, что я не делал и не помышлял делать: по отношению пожара в заготзерно, порчи зерна при хранении в элеваторах; о признании, что я состоял в заговоре против Советов с врагами народа, бывшими эсерами».

Обвинительный акт по статье 58-ой был подписан автоматически в полубессознательном состоянии. Приговором суда Петр Дмитриевич был осуждён как уголовник на три года, а с 1941 по 1956 г.г. к трудовым лагерям.

Много лишений, горя и унижений пережила семья Петра Дмитриевича. Из воспоминаний старшей дочери Нины: «Картина при аресте папы была душераздирающая. Папа, как мог, утешал нас и маму. Последние его слова:»Я скоро вернусь, это какое-то недоразумение.» Увели, и больше мы его не видели и не слыхали о нём много лет. А мы, малые дети от одного года до 14 лет, и наша мама были объявлены семьей «врага народа». Начались чёрные для нас дни. Маму уволили с работы и нигде не принимали. Денег не было, что можно было продать, мама продала, пятерых детей надо было кормить и хоть как-то одевать. Я ходила в старых ботинках, пальцы мои торчали наружу. Находились добрые люди и помогали , чем могли.

Мама была верной, доброй женой и матерью. Сколько в ней было выдержки, человеческого достоинства, мягкости и терпения! Спасибо ей за то, что вырастила нас работящими и любящими людей.

После возвращения из лагерей отец вернул доброе имя и детям.»

В 1958 году Петр Дмитриевич Горелов был полностью реабилитирован, восстановлен в партии с сохранением стажа и получил статус персонального пенсионера. Пережитые и перенесённые обиды, мучения, несчастья, унижения, несправедливые обвинения на протяжении почти 20 лет не сломили этого сильного духом, стойкого человека.  До конца своих дней Петр Дмитриевич жил активной общественной жизнью. Он обладал незаурядными знаниями истории своего края и охотно делился ими на встречах с молодёжью в стенах Красноуфимского краеведческого музея.

 

 

Заведующая фондами             Т.В.Шистерова

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *