Из истории валяльного промысла.

 

Первые цельные валяные сапоги появились в России в конце XVIII века в Нижегородской губернии. Говорят, что по одной из версий изготовлением валяной обуви занимались раскольники, вынужденные приспосабливаться к суровой жизни в приволжских лесах, скрываясь от царского преследования. Но есть и другая версия: первенство изготовления валенок на Руси отстаивает старейший городок Мышкин, что в Ярославской губернии. Кто бы не начал первым производить валенки в России, они быстро стали популярным видом обуви, особенно в холодные суровые зимы, и в разных регионах страны они носили разные названия. Так, валенки называли «чесанками» или «катанками» жители Нижнего Новгорода, «валенцы» носили жители Тверской и Тамбовской областей, а в Сибири носили «пимы». Широко использовать валенки в России стали только с первой половины девятнадцатого века, когда их производство возвели в промышленные рамки. А до того момента валенки были слишком дорогим удовольствием, поскольку делались вручную, и позволить их себе могли только богатые люди. В дореволюционной России главными центрами производства валяно-катанной продукции был Калязинский уезд Тверской губернии, Семеновский уезд Нижегородской губернии, Кинешемский уезд Костромской губернии, а также село Кукмор Казанской губернии.[1]

Непосредственной предысторией валенка следует считать пытливые пробы соединить идею войлочных башмаков (котов, чуней) с формой сапога. Сначала войлочные сапоги просто сшивались: к войлочному башмаку приторачивалось войлочное голенище. Комбинация уже напоминала валенок, но была очень непрочной, а потому и непрактичной. Валенкам в том виде, как мы привыкли видеть их, всего-то около двухсот лет.

В XIX веке валяльный промысел делился на три отрасли: производство шляп, валяной обуви и стелек. Но в этот период изобрели картуз, и шляпное дело пошло на убыль.

В начале XIX века производители валенок в основном работали на заказ. К середине века крупные торговцы валенным товаром ориентировались в основном на ярмарки и городские рынки.

Колебание цен на продукцию валяного производства происходило в первую очередь из-за изменения цен на шерсть, которые напрямую зависели от урожайности хлебов, от погодных условий зимы.

В Пермской губернии  валяльный промысел в большинстве случаев был сопряжен с шерстобитным и сосредоточен преимущественно  в Шадринском уезде, в каждом селении которого  можно было встретить шерстобита  — валяльщика, работающего на заказ. В нем встречались целые селения, жители которых занимались  этим ремеслом. К ним принадлежали села: Ичкинское, Иванищевское, деревни Могильская, Медвецкая, Перунова, Больше-Беркутская, Рябинина, Подкорытова.

В 60-е годы XIX века валяльное ремесло, вследствие неурожаев и падежа скота, распространилось и в Ольховской волости (Шадринского уезда), где оно успело получить характер преобладающего вида промышленности. Валяльщики выделывали  войлок для постелей и подстилок большого размера, для подседельников и подхомутников меньшего размера,  и обувь трех видов: унты – род сапог или бахил для мужчин; пимы – род полусапожек  для женщин и обыкновенные чулки. Делали также и мужские шляпы. Шерсть употреблялась овечья, к которой примешивали также и коровью; ее скупали в своем и соседних уездах Тобольской и Оренбургской губерний. Шерсти всех сортов издерживалось ежегодно более 8200 пудов, из которых выделывалось разных изделий на 29000 рублей.[2]

В Красноуфимском уезде Пермской губернии во второй половине XIX века в крупных населенных пунктах, таких как Нижнесаранинский завод, Артинский завод и  Нижнеиргинский отдельные семьи также были заняты валяным кустарным производством. Тогда для обслуживания бытовых нужд населения были чеботари, портные, пимокаты или каталя, печники и другие специальности.

В Нижней Саране женщины всю зиму до самой пасхи пряли пряжу и ткали холсты. Обувь носили больше самодельные лапти с домоткаными портянками, а зимой валенки или лапти с катаными шерстяными носками и с портянками. Валенки и сапоги для женщин были большой роскошью. Одевали их лишь по большим праздникам, а так по дому все в ступнях или в башмаках.

Учащийся Саранинской школы Кузвесов Сергей, исследуя данный промысел, так описывает технологию изготовления валенок:

«…Работа начиналась с битья овечьей шерсти. Сначала шерсть очищали от репьев и грязи. Затем кожаной струной, натянутой на специальное устройство, подвешенное на стене, так называемый «улук», взбивали шерсть. Струна улука делалась из овечьих кишок немолодых овец. По этой струне щелкали, «стрекали» особой деревянной защепкой-крючком (битком). Струна, вибрируя, разбивала в пух и прах шерсть. Отсюда и пошло выражение: «разбить в пух и прах».

Позади улука подвешивали решетку или бредичную рыболовную сетку, чтобы шерсть катилась на лавку. Взбитую шерсть раскладывали на столе в виде буквы «Т», на нее клали холщевую прокладку, от толщины которой зависел размер будущего валенка. Затем складывали букву «Т» по оси и легонько, не задевая прокладки, смётывали шерстяные края тонкой ниткой. Получалось некоторое подобие валенка.

Заготовку пересыпали ржаной мукой, помещали в большой ведерный чугун и кипятили. Потом вынимали прокладку, заменяя ее деревянной колодкой. Лишь после этого начиналось валяние валенка. Мастер катал валенок катком, его шлёпали, били, колотили, гладили по специальной скамейке с ребристой поверхностью и с небольшим наклоном. И чем сильнее били и катали, тем больше валенок садился на колодку, становясь все меньше и меньше. В голенища вставляли распорки, придавая изделию форму валенка. Готовые валенки красили и сушили».

В газете «Вперед» от 17 апреля 2008 года в статье «Пимокатных дел мастера» Анастасия Давыдовна Флотских из поселка Сарана писала о династиях пимокатов:

«Прародитель династии пимокатов Климовых – Климов Павел Петрович родился в 1893 году. Его сыновья Петр и Василий уже в 14 лет мастерски катали валенки. Потом Петр женился на Анне Николаевне Нефедовой из династии известных пимокатов (оба ее дяди  Николай Иванович и Михаил Иванович Нефедовы были известные мастера по катанию валенок, продолжатели дела отца).

В начале 1930 года была создана бригада сапожников из восьми человек по ремонту и изготовлению обуви, которую позднее красноуфимская артель «Кожевенник» взяла под свою опеку. А в 1933 году в бывшем здании товарищества было организовано пимокатное производство. К тому времени там уже работало более 40 человек.

В годы Великой Отечественной войны валенки отправляли на фронт. Изготовляли их любых размеров, в основном серого цвета. Делали также стельки для подшивки валенок, хомутинники для лошадей».

В подтверждение этому сделаем выписку из документа, хранящегося в архиве Красноуфимского краеведческого музея:

«…Во время Великой Отечественной войны артель «Кожевенник» выполняла заказы для фронта: в Нижней Саране катали армейские валенки по 12-15 тысяч пар в год, в Красноуфимске шили армейские ботинки, подшивали армейские валенки по 1-2 вагона в месяц».[3]

Обратимся вновь к статье «Пимокатных дел мастера»:

«…Мой брат Флотских Александр Николаевич работал в артели «Кожевенник» с 1941 по 1948 годы. В 1941 году ему исполнилось 12 лет и он стал учеником у прирожденного мастера-пимоката Нефедова Епифана, а в 14 лет он уже умел катать валенки не хуже мастеров.

Труд пимокатов был тяжелым, особенно стирка валенок – стирали их руками. Дед Александра – Флотских Алексей тоже был мастером своего дела, а его сестра Евлампия вышла замуж за продолжателя династии пимокатов Нефедовых. Их так и называли: «Евлашичи».

Родной брат Александра – Флотских Иван Алексеевич тоже работал в артели «Кожевенник» Его эстафету приняли дочь Журавлева Любовь Ивановна и внук Журавлев Сергей Викторович. После войны отец моего мужа  Флотских Николай Алексеевич  до самой пенсии работал в пимокатной . А его сын Александр в 1949 году ушел в армию, а когда вернулся домой, устроился на Саранинский завод станочником. Но для себя и своей семьи мог делать валенки. Другой сын Николая Алексеевича – Георгий хотя и не был пимокатом, но мог подгонять валенки до нужного размера.

В 1946 году артель «Кожевенник» переехала на ул.Октябрьскую и просуществовала до 1957 года. К тому времени осталось два пимоката : Климов Петр Павлович и Зиновьев Григорий Федорович. Но и они вынуждены были уйти на завод. В 1962 году когда Ачитский быткомбинат открыл в Саране филиал, пимокаты вновь были востребованы. Появились продолжатели династий пимокатов Нефедовых, Баталовых, Толмачевых, Климовых.

Когда появилось предпринимательство пимокаты стали приобретать патенты на право своей деятельности. Их осталось 6 человек: четыре женщины и двое мужчин. Это самоотверженные люди, энтузиасты своего дела. Им нравится одевать людей в теплые удобные валенки. Вот уже 20 лет работает каталем и заведует мастерской по изготовлению валенок Плещеева Галина Григорьевна. Ее отец Горбунов Григорий Тихонович тоже был пимокатом. 20  лет трудится пимокатом Григорьева Анна Анатольевна. Мастерство пимокатного дела она переняла у своей матери  Трифоновой Любови Михайловны. С 1994 года работает Трифонова Галина Геннадьевна, с 1995 года Дворникова Валентина Амосовна. Уже 18 лет трудится Глухов Михаил Васильевич, 24 года – Толмачев Николай Иванович. Его мать Толмачева Елизавета Петровна  и ее брат Черепанов Константин Петрович тоже были мастерами-пимокатами.

За месяц мастера изготовляют от 20 до 25 пар валенок. Заказы им поступают не только из Красноуфимска и Красноуфимского района, но и из соседних Артей, Ачита, других городов Свердловской области, например, Березовского, Екатеринбурга, других отдаленных территорий, Тюменской и Пермской областей, Башкортостана, и даже из Москвы и Литвы».

В настоящее время в Саране данным промыслом занимается одна семья – семья Плещеевой Галины Григорьевны.

«Валенки — род башмаков или сапог, свалянных из шерсти», — такое определение даёт валенкам словарь В.И.Даля. Прошло около двухсот лет с появления этой обуви, а он не исчез, как лапти или кокошник. Не так-то прост оказался валенок. Лучшей обуви для наших суровых зим не найти. Незаменимы они в армии, для охотников, работников севера. А благодаря овечьей шерсти, они обладают и целебными свойствами. Можно утверждать, что Великую Отечественную войну мы выиграли и благодаря тому, что с валенками был полный порядок. Можно утверждать наверняка: в холодную зиму 41-ого под Москвой наших воинов грела не только любовь к Отчизне и Москве, но и валенки, с любовью произведенные в тылу.

 

Материал подготовила Л.Е.Алексейчик старший научный сотрудник Красноуфимского краеведческого музея

[1][электронный ресурс] http://www.izabsosh.edusite.ru/DswMedia/istoriyavalyal-nogopromyislavsemenovskomuezde.pdf

[2] «Пермская губерния. Список населенных мест по сведениям 1869 года». Издан Центральным статистическим комитетом Министерства внутренних дел. Обработан членом Статистического Совета Н.Штиглицом. Типография Министерства внутренних дел. Санктпетербург, 1875, с. (сссххх)

 

[3] Архив Красноуфимского краеведческого музея. ф.5, оп.1, д.7, л. 3

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *