Герой Советского Союза Шершавин Сергей Иванович

 

Шершавин Сергей Иванович (1915- 2002г.г.) родился 21 июня 1915 года в подмосковном селе Куркино в большой крестьянской семье. В 1936 году 6 октября Коломенский военкомат призвал в ряды Красной Армии токаря арматурного завода Сергея Шершавина.

Когда началась война, но на фронт не призывали. Пришлось идти работать на свой родной Коломенский арматурный завод, который стал называться ремонтно-тракторным. Поздней осенью 1941 года вместе с заводом он ехал в эвакуацию на Урал, в Красноуфимск. В Красноуфимске, до призыва в армию, он работал токарем на ремонтно-механическом заводе.

Сергея Шершавина и на новом месте не покидала мысль об уходе на фронт. И он дождался своего. В один из лютых январских дней ему вручили повестку, извещающую, что он должен явиться  в Красноуфимский военкомат.

152-я стрелковая дивизия, куда он был направлен из Красноуфимского военкомата, формировалась в это время на территории Красноуфимского района Свердловской области. С.А.Шершавин стал сапером 480-го стрелкового полка.

Попав на фронт, он искусно расправлялся с немецкими минами всяких видов. Им было обезврежено более 500 мин. Он строил дзоты, укрепления, наводил мосты.

Однажды было получено донесение, что в расположении части, против небольшого озера Белого, немцы переправились на левый берег Северского Донца и накапливают силы для дальнейшего движения. Это было неожиданно. Где-то близко у врага действовала на Донце тайная переправа. Наши бойцы долго искали и, наконец, нашли хорошо замаскированный мост через реку. Его пробовали взорвать разными способами: спускали по течению плавучие мины, саперов отправляли на диверсию. Но враг берег переправу, охранял ее сильным огнем.

Тогда старший сержант Шершавин получил боевое задание — во что бы то ни стало взорвать вражеский мост.

Взяв с собой достаточное количество тола, Шершавин с тремя автоматчиками отправился на выполнение задания.

Шли ночью, среди кустов серебристой ивы, прошли минное поле немцев, проползли вдоль колючей проволоки, стали углубляться в расположение противника. На берег Северского Донца вышли перед рассветом. Тумана еще не было и в блеске воды была видна переправа. Мост был проложен немцами низко, вровень с рекой, вода во многих местах закрывала его настил. Вот почему его так трудно было обнаружить.

Шершавин, оставив автоматчиков на берегу, вступил на мост один. Он действовал быстро, заложил большой заряд тола, вставил взрыватель, а к чеке привязал длинный кусок телефонного шнура и пополз обратно.

Он прилег на землю, как это делают все саперы, и потянул за шнур. Взрыва не произошло. Должно быть, что-то случилось с взрывателем. А туман уже встал над рекой. И в дыму его, когда так отчетливо раздаются все звуки, Шершавин услышал с немецкого берега голоса и тяжелый топот. Это немцы вступали на мост. В тумане их не было видно. Ничего не было видно и немцам. Он поднялся и сначала пошел, а потом побежал им навстречу. Он не думал в эту минуту о смерти. Он бежал по настилу, разбрызгивая воду Донца. В руках у него был новый взрыватель. Он вставил новый запал в заряд и для того, чтобы наверняка произошел взрыв, руками вытащил чеку. Он знал, что будет взорван вместе с мостом и с немцами. И он увидел пламя; и будто кто-то сорвал с него пилотку и поднял волосы на его голове.

Для возвращения сознания наступила долгая ночь. Но обожженное тело жило. Отброшенный страшным взрывом, он упал в Донец, а воды степной русской реки вынесли его на берег. Когда он очнулся, верхняя часть его туловища лежала на песке, а ноги были погружены в воду. О том, что он жив, первыми известили ему лягушки, трещавшие в прибрежной осоке, потом запели соловьи, потому что было это 15 мая и им полагалось в это время петь. Глаза его ничего не видели, он ослеп. Руками нащупал он течение реки, вода бежала слева направо. Берег был немецкий. В кармане у себя он обнаружил гранату и стало спокойнее. Шершавин решил добраться до своих. Он снова вполз в реку и поплыл, стараясь, чтобы течение все время било в левое плечо. Река была неширокая и он вскоре почувствовал дно, а затем раздвинул траву и вылез на берег в мелкие кусты тальника.  Здесь он забылся снова. И когда он снова очнулся, умолкли соловьи и пели уже другие птицы. Значит, ночь кончилась. Он начал искать солнце, поддерживая свои веки пальцами. Он нашел его по смутной точке, более светлой, чем лежащая  на глазах тьма. Теперь он знал, где юг, где восток, где запад.  И он снова полз, нащупывая землю руками. Так слепой, полз он без пищи, два дня и две ночи.

На третий день он добрался к своим, наткнувшись на окоп и голосом дал знать о себе.

Заместитель командира роты узнал его, по-отцовски обнял и укрыл своей шинелью.

Ты ли это, Шершавин? – спросил он, не веря глазам своим. – Ведь ты же взорвался вместе с мостом. За твой подвиг мы представили тебя посмертно к званию Героя Советского Союза.

— Посмертно? сказал старший сержант Шершавин. — Зачем посмертно? Я жить хочу!..[1]

С изумлением смотрели бойцы на человека, который, как  было уже известно в дивизии, погиб, взорвав себя вместе с переправой.

После войны Герой Советского Союза Сергей Иванович Шершавин жил в поселке Удельная Раменского района Московской области, в доме, специально построенном для него государством[2]. Врачи вернули ему зрение, но не полностью. Сергей Иванович часто встречался с молодежью, о нем рассказывали газеты. Героя помнят там, где он когда-то служил и трудился до войны, там, где совершил подвиг, а также на Урале, где трудился на красноуфимском ремонтно-механическом заводе и откуда уходил защищать Отечество.

            Л.Е.Алексейчик, ст. научный сотрудник Красноуфимского краеведческого музея

[1] Листовка Главного политического управления Красной Армии. Воениздат НКО СССР. Без даты.

[2] И.Никитин «Подвиг сапера» из красноуфимской газеты «Вперед» от 12 февраля 1983г.

Добавить комментарий