Красноуфимский ремонтно-механический завод в годы Великой Отечественной войны

 

В 1930 году, в советское время, на территории бывшего винного завода  разместилась Красноуфимская машинно-тракторная мастерская (МТМ), которая занималась ремонтом тракторов, моторов и сельхозмашин для колхозов района.

Когда началась Великая Отечественная война, многие промышленные предприятия уже в период первых месяцев войны были переведены на режим работы оборонных предприятий.

Красноуфимская машинно-тракторная мастерская к октябрю месяцу 1941 года приказом Наркома Земледелия СССР Бенедиктова перешла на работу оборонного предприятия. В связи с чем, был проведен ряд мер по подготовке предприятия к работе в условиях военного времени: наведение порядка и дисциплины, другие необходимые мероприятия.

Основной целью перевода Красноуфимской МТМ на работу по изготовлению специальной продукции, была организация из МТМ завода, работающего для обеспечения фронта определенной продукцией военного времени и выпуска продукции для нужд сельского хозяйства, необходимых для работы по обеспечению фронта и тыла.[1]

Красноуфимский ремонтно-механический завод был организован в предельно сжатые сроки, не смотря на всю сложность  и трудности военного времени.

6 ноября 1941 года в Красноуфимск прибыли рабочие Ростокинского мотороремонтного завода вместе с оборудованием завода. Часть оборудования  Коломенского и Рязанского мотороремонтных заводов прибыли 6 декабря, а оставшееся оборудование этих заводов и  рабочие прибыли 24 декабря 1941 года. Оборудование сразу же монтировалось на первом этаже основного двухэтажного здания. В помещении бывшего клуба Красноуфимской МТМ  организовался механический цех, который получил наименование: «Цех №1». С организацией этого цеха и связана организация завода (приказ №11 от 17.11.41г. по Красноуфимской МТМ, л.19).[2]

К этому времени на заводе находился руководящий состав трех эвакуированных заводов и руководящий состав МТМ. Директором Ростокинского мотороремонтного завода  был Давыдов Николай Николаевич, главным инженером – Левиков Алексей Алексеевич, начальником цеха – Александр Герасимович Круглов, главным бухгалтером – Шереметьев.

Левиков Алексей Алексеевич родился в 1902 году. В 1927 году окончил Московскую академию им.Тимирязева, работал конструктором, затем заведующим учебно-производственными мастерскими института механизации в Москве. В 1938-1941 годах заведовал кафедрой технологии металлов Московского института механизации. В 1941 году получил ученую степень кандидата технических наук. 26 июля 1941 года через месяц после начала войны, командирован Наркомземом СССР на Ростокинский мотороремонтный завод на должность главного инженера, а в ноябре месяце 1941 года эвакуировался в город Красноуфимск и был назначен главным инженером  Красноуфимского ремонтно-механического завода[3].

Директором Коломенского мотороремонтного завода был Дзюбенко Никифор Фомич, главным механиком – Кожин Александр Клавдиевич, начальник техотдела В.П.Трофимов, начальником цеха – П.В.Гуськов, начальник цеха – Орлов Константин Иванович.

Директором Рязанского мотороремонтного завода  был Ф.А.Безруков, главный инженер – Г.А.Тюрников, главный механик – Лобанов Федор Иванович, начальник цеха – А.А.Фомичев

В Красноуфимск прибыли вместе с оборудованием кадровые, хорошо обученные, опытные рабочие и инженерно-технические работники Ростокинского, Коломенского, Рязанского мотороремонтных заводов, которые, в большинстве своем остались на заводе до  полного освоения продукции и окончательной организации завода: с Ростокинского завода – 73 человека,  с Коломенского завода – 69 человек, с Рязанского – 22 человека.

Рабочие Евпаторийского ремонтного завода, эвакуированные из Крыма вместе с оборудованием завода, были остановлены в районе города Орска до выяснения вопроса о месте нахождения оборудования их завода (эшелон с оборудованием отстал от эшелона с рабочими завода). Ввиду большой потребности в кадровых рабочих, на вновь организовавшийся  Красноуфимский ремонтно-механический завод были направлены молодые рабочие в город Красноуфимск и зачислены в штат завода.

Организацией завода занимался, прибывший в Красноуфимск инженер Наркомзема СССР Воронов, за переброску и доставку оборудования эвакуированных заводов ответственным был Сергеев.

На основании телеграммы заместителя Наркома Земледелия Васина от 25 ноября 1941 года, директором Красноуфимского ремонтно-механического завода был назначен Никифор Фомич Дзюбенко[4] — бывший директор Коломенского мотороремонтного завода.

Дзюбенко Никифор Фомич 1895 года рождения, член ВКП/б/ с 1929 года, начавший свой  трудовой путь в 1913 году токарем по металлу, а затем работавший механиком, начальником мастерских, директором Евпаторийского, Джанкойского мотороремонтных заводов, Сталинобадского тракторного завода, Коломенского мотороремонтного завода, с которым и был эвакуирован в город Красноуфимск. Это был опытный кадровый руководитель, исключительно требовательный как к себе, так и к подчиненным ему людям. Ему до всего было дело.

Характерно одно из многочисленных распоряжений военного времени. Распоряжение №10 по Красноуфимскому ремонтно-механическому заводу от 31 марта 1944 года: «Предлагаю зав. Столовой тов.Погодиной все вырабатываемые опилки и стружки деревообделочным цехом забирать для варки пищи в столовой, опилки смешивать с отходами отработанного масла и др. отходов. Категорически запрещаю работникам деревообделочной мастерской уносить с завода опилки, а начальнику ПСО Давыдовой запрещаю пропускать через проходную с опилками»[5]. Для производства использовалось все, даже опилки и отработанное масло.

Это был человек с большим кругозором руководителя, отдавшего всего себя Родине.  В октябре 1945 года он был награжден орденом Трудового Красного Знамени, после войны  в 1946 году – медалью «За доблестный труд в годы Великой Отечественной войны 1941-1945г.г.», в 1952 году – медалью «За трудовую доблесть». Занимался общественной деятельностью, неоднократно избирался членом Красноуфимского горкома партии и депутатом Городского Совета[6].

Приказом №10 от 13 января 1942 года Н.Ф.Дзюбенко, на основании приказа Наркомзема от 7 января 1942 года №4 констатировал, что Красноуфимская машинно-тракторная мастерская переименована в Красноуфимский ремонтно-механический завод Союзремтреста Наркомзема СССР.[7]

К февралю 1942 года Красноуфимский ремонтно-механический завод имел 169 единиц станков и другого оборудования. Часть оборудования Коломенского и Рязанского моторо-ремонтных заводов в количестве 56 станков не нашли применения: некоторые не подходили по профилю работы, некоторые не могли быть установлены из-за отсутствия производственных площадей, часть были морально устаревшими. Из числа этих 56 станков, 30 станков были подготовлены, а затем отправлены Челябинскому и Магнитогорскому заводам, а 26 станков, необходимых заводу и не смонтированных из-за отсутствия производственных площадей, находились на заводе.

Если до организации завода, МТМ занималась ремонтом тракторов, моторов и сельхозмашин, а также освоением спецпродукции, то в декабре 1941 года январе 1942 года перед заводом встали следующие задачи:

  1. Организация цехов и отделов;
  2. Выполнение декабрьского плана по изготовлению детали №2;
  3. Подготовка завода к изготовлению и реставрации запчастей;
  4. Выполнение январской программы по изготовлению и реставрации запчастей;
  5. Выполнение январского плана по изготовлению детали №1 (деталь №2 к этому времени была снята);
  6. Переход завода к изготовлению спецпродукции и снятие с производства запчастей.

Благодаря громадным усилиям, настойчивости, патриотизму прибывших опытных инженеров и техников: Александра Герасимовича Круглова, Георгия Павловича Тюрникова, Виктора Сергеевича Левина, Никифора Фомича Дзюбенко, Ивана Савельевича Низовских и других, а также опытных кадровых рабочих Ростокинского, Коломенского, Рязанского, Евпаторийского мотороремонтных заводов и Красноуфимской МТМ, в трудных условиях начала Великой Отечественной войны  рождался Красноуфимский завод, организовывались цеха, реконструировались или создавались заново. Особенно трудно организовывался цех №2.

В январскую программу была включена только деталь №1 и завод целиком переключился на подготовку и изготовление детали №1.

Начальником цеха №1 был Круглов Александр Германович из Ростокинского моторо-ремонтного завода.

Из воспоминаний М.П.Даньковой (Володько): «Мы, токари, были зачислены на работу в первый механический цех.  Помещение еще не было приспособлено к работе, посредине стояла одна  маленькая железная печка, из-за отсутствия дров не всегда и ее топили. В сорока градусные морозы в помещении цеха было немногим теплее, чем на улице».

Гораздо хуже было с организацией цеха №2. Каменные помещения, в которых должны были  разместиться цех и его оборудование, нужно было объединить в одно помещение, тогда как уже начиналась суровая зима 1941-1942 годов. Срочно закладывались проемы в стенах, оборудование монтировалось на земляной пол, где бетонировались фундаменты под станки. Помещение абсолютно было не приспособлено для организации в нем цеха, однако, громадными усилиями коллектива завода и его руководителей в течение ноября и декабря месяца помещение было приведено в порядок. Но сроки установки и монтажа оборудования срывались, тогда как обстановка требовала немедленного пуска предприятия в работу. Немецкая армия рвалась к столице нашей Родины – Москве. Многие территории западных областей находились в оккупации и слова: «Все для фронта, все для победы над врагом» — были на устах у каждого рабочего.

Приказом от 19 января 1942 года ответственным за установку и окончательную сдачу станков в эксплуатацию, был назначен начальник цеха №2 Георгий Павлович Тюрников (бывший главный инженер Рязанского мотороремонтного завода). Окончательный срок сдачи оборудования в эксплуатацию был назначен  на 1 февраля 1942 года. Однако, наступали холода, а в цехах шла кладка печей для отопления помещений, нужно было сушить фундаменты под оборудование.

В трудных условиях всю осень и зиму 1941-1942 годов шла организация цехов, расстановка и монтаж оборудования, создание элементарных условий для работы рабочих, инженерно-технических работников и служащих. Назначались сроки, срывались и назначались новые. Монтаж оборудования по заводу был закончен, в основном,  к середине апреля месяца 1942 года, а отдельное оборудование монтировалось и позже этого срока.

Заготовка и разделка дров для отопления цехов и отделов производилась силами тех же рабочих и служащих, которые отработав у станка по 11 часов в сутки, работали на заготовке дров. В труднейших условиях военного времени осваивали и производили продукцию для фронта.

Рабочие обучались профессии по ходу работы. Вновь поступающему на работу давали всего несколько дней для ознакомления со станком  в присутствии наставника, знакомили с операцией, управлением станка, после чего ставили самостоятельно для работы на станке и наставники лишь контролировали его работу, а при необходимости оказывали практическую помощь. Так было в большинстве случаев обучения. Обучившись, получив специальность, работая самостоятельно на станке, молодой рабочий обучал специальности новичка, принятого на завод взамен ушедшего на фронт квалифицированного рабочего. Немаловажную роль в подготовке кадров играли наладчики и мастера, это были высококвалифицированные кадры, постоянно находившиеся рядом с рабочим и готовые в любую минуту прийти на помощь.

Анфимов Алексей Федорович 1908 года рождения, прибыл в Красноуфимск с эвакуированным Ростокинским заводом. Работая токарем, систематически обучал молодых рабочих. В послевоенные годы долго работал мастером в цехе №1. Единственный, из эвакуированных рабочих Ростокинского  мотороремонтного завода, оставшийся жить и работать после войны в Красноуфимске[8].

Из воспоминаний Оболенской (Митюхляевой ) Марии Ивановны 1925 года рождения, жительницы Красноуфимска:

«Станок был очень большой и высокий, я не доставала до моховика-колеса, мне под ноги положили два ящика друг на друга и я начала работать. В цехах было холодно, печек не было.

Работали мы, стараясь обогнать друг друга. В конце смены вывешивались «молнии», где было показано кто и как выполнил норму, которую мы выполняли на 150-200 %.

Лучшим рабочим давали талоны на дополнительное питание на неделю – это 3 столовые ложки распаренной и подслащенной пшеницы. Работали по 12 часов, без выходных и пересменок. У нас было одно воскресенье, когда работали 8 часов, а в другое – работали 16 часов.

Еще нам часто весной и летом, после ночной смены приходилось топать пешком в колхоз  имени 1-го Мая в деревню Приданниково на прополку турнепса, репы, окучивание картошки. Там нам давали тяпки и мы, отработав 3-4 часа, возвращались домой. Спать почти было некогда и снова шли в ночную смену. Те, кто были комсомольцами – днем работали, а ночью дежурили в горкоме комсомола по улице Советской.

Летом, когда не было на заводе деталей, нас отправляли на неделю работать в колхозы в деревни: Верх-Баяк, Усть-Баяк, Погорелово (Красная Поляна). Там мы жили в домах, где были старенькие хозяева и не было детей, спали на полу».[9]

Газета «Ленинский путь» 15 апреля 1943 года писала в статье «За троих»:

«Ане Шубиной 18 лет. На ремонтный завод  она пришла сразу после того, как получила письмо от брата-фронтовика. Она быстро прошла путь от ученицы токаря до токаря 3-го разряда. Ежедневное перевыполнение плана стало для нее законом. В марте выполнила на 230%. Шубина дает две с половиной нормы в день, выпуская сверхплановую высококачественную продукцию. Ее станок как боевое оружие всегда в полном порядке, смазан, вычищен. У нее всегда имеются запасные резцы. Если сгорит или сломается резец – она тут же ставит другой и работа не прерывается. Соревнуется она со сменщицей товарищем Ягуповой. Праздник 1 мая Шубина обязалась встретить 300%-м выполнением дневного плана».

При организации цеха №2 шла одновременная работа по закладке проемов в здании, устройство фундаментов и монтаж оборудования, кладка печей и сушка при помощи этих печей помещения и фундаментов, а также шла работа по освоению и выпуску специальной продукции.

Освоение и выпуск специальной продукции — было основной работой завода, однако, не останавливались работы по освоению и выпуску тракторных запчастей, реставрация запчастей для тракторов.

В апреле месяце 1942 года было увеличено задание по выпуску запасных частей и производства ремонта по заказам МТМ и колхозов. Поэтому приказом по заводу от 17 апреля 1942 года был организован цех №3 в малом токарном отделении цеха №1, где начальником цеха №3 был назначен Константин Иванович Орлов с Коломенского мотороремонтного завода. Мастерами назначались: Н.А.Соколов — бывший токарь Коломенского мотороремонтного завода и С.Н.Клюшин с Ростокинского мотороремонтного завода.

В план выпуска продукции на 1943 год были включены гильзы и поршня. В силу производственных причин и связанных с ними трудностей, освоение гильз и поршней шло медленно. За затяжку в освоении и срыв выпуска гильз и поршней главный инженер завода Иоффин Саломон Маркович был с работы снят и переведен начальником техотдела на Ишимский РМЗ. В июле 1943 года главным инженером завода был назначен Савгира Дмитрий Матвеевич.[10]

Однако, сразу же после организации завода и освоения выпуска спецпродукции, в вышестоящих организациях стоял вопрос о переводе завода полностью на выпуск запасных частей, необходимых стране, наравне со спецпродукцией.

Было установлено оборудование: 109 станков, из них 29 станков заняты на изготовлении   запчастей; 12 станков — в инструментальном цеху и 8 станков – в отделе главного механика.  Остальные станки заняты на изготовлении оборонной детали М-13.

Данный материал подготовлен Л.Е.Алексейчик, ст. научным сотрудником Красноуфимского краеведческого музея

 

[1] Государственный архив в г.Красноуфимске. Ф.72, оп.1, д.221, л.5

[2] Государственный архив в г.Красноуфимске. Ф.72, оп.1, д.221, л.5

[3] Государственный архив в г.Красноуфимске. ф.72, оп.1, д.221, л.27

[4] Государственный архив в г.Красноуфимске. Ф.72, оп.1, д.221, с.10

[5] Государственный архив в г.Красноуфимске. ф.72, оп.1, д.221, л.26

[6] Государственный архив в г.Красноуфимске. ф.72, оп.1, д.221, л.26

[7] Государственный архив в г.Красноуфимске. Ф.72, оп.1, д.221, с.10

[8] Государственный архив в г.Красноуфимске. ф.72, оп.1, д.221, л.36

[9] М.Оболенская «Мы, подростки, работали на Победу» из газеты «Вперед» за 6 мая 2010г.

[10]Государственный архив в г.Красноуфимске. Ф.72, оп.1, д.221, л.19

Добавить комментарий